Инвалиды совести

 

Обидно до боли, до слез. Международный паралимпийский комитет (МПК) принял решение об отстранении нашей сборной от Паралимпийских игр в Рио-де-Жанейро. Гребанные садисты, сделали шаги, после которого они уже не могут называться ни олимпийцами, ни людьми. Покорное участие в заговоре против России, а весь этот допинговый скандал не что иное, как заговор, сделало их инвалидами совести, моральными уродами.

Но, разве мы не знали, что на международной политической арене нам противостоят моральные уроды. Фашисты во время атаки гнали перед строем автоматчиков пленных женщин и детей. Так и эти пойдут на любой шаг, ради достижения своих целей.

Все это мы прекрасно знали. Но почему-то не были готовы. Только вот слово «мы» здесь не подходит. За ним скрывается совершенно конкретный человек с именем Виталий и фамилией Мутко. Это он знал и не был готов. Это он своим преступным бездействием, неумением играть на опережение, неумением договариваться, нежеланием брать на себя ответственность за принятые решения, отстранил нашу паралимпийскую сборную от участия в играх.

Все, что Мутко смог сделать, так это подать иск в Спортивный арбитражный суд. К сожалению, ни один суд в мире не в силах вернуть жизнь убитому и покой изнасилованной. А этот и подавно не будет вставать на нашу сторону.

Да и чем Спортивный арбитражный суд может возместить моральный ущерб нашим паралимпийцам. Как он сможет вернуть им отнятые радость и цель жизни?

Во всем мире моральному ущербу принято давать материальный эквивалент, с помощью которого виновный «заглаживает» свой проступок перед потерпевшим. Кого назначит виновным Спортивный арбитражный суд мы не знаем. Зато мы отлично знаем, кто виноват.

Товарищ Мутко заработал на своей должности огромные деньги. У него в друзьях десятки олигархов.

Политическая партия «ГОРОДА РОССИИ» требует  выплатить по три миллиона рублей для каждого лишенного Олимпиады атлета.

Ну, а потом Мутко может спокойно уходить с должности и жить долго и счастливо. Людям без совести и моральных принципов обычно везет. Ну, до тех пор, пока дьявол не приходит к ним  второй раз.