Война тортов

У нынешнего политического сезона наметился тренд. Он носит спортивно-кондитерский характер. Торты падают на головы одиозных фигур, как будто какой-то гигантский голубь метит шельм своим метким попаданием.
Первым пострадал председатель ПАРНАСа, экс-премьер Михаил Касьянов. Он так испугался торта, что счел это покушением на свою жизнь и обратился за помощью в полицию.
Следующей жертвой
 тортинга стал лидер оппозиции — Алексей Навальный. На него нагадили сразу двойной порцией, отчего политик пришел просто в неописуемый экстаз и заспамил своими фотками весь интернет.
Политика вещь заразная. Другим сейчас тоже захочется быть такими же как Миша и Леша. Следующим стопудово станет Илья Яшин. Он же не намерен отставать от старших товарищей. Гордыня и любовь к пиару заставят его броситься под любой пролетающий бисквит. Или, в крайнем случае, просто споткнуться на специально подкинутой врагами банановой кожуре и упасть в торт лицом. Под коробкой торта потом конечно найдется чек с личной подписью Рамзана Кадырова, а то и самого Владимира Путина. Яшин пока не решил, для кого он представляет наиболее серьезную опасность.
Вслед за несистемной оппозицией подтянется системная. Сначала политики начнут приходить со своим тортом на различные ток-шоу и по окончанию аргументов, швырять его в оппонента. А что же еще делать если вместо слов одни эмоции? Но что такое один торт за час эфира? Гораздо эффективнее будет заранее раздавать гостям по дюжине кремовых пирожных. Чего-то не понравилось в словах противника – бац в него кондитерским изделием. Красота. А какая прибыль химчисткам, пекарням. Какие отчисления налогов.
Но Россия была бы не той страной, если бы не попыталась перенести свой опыт на международный уровень.
«Киевским» тортом можно встречать особых гостей с Украины. Им торт отечества был бы и сладок и приятен. Как жалко, что актер Владимир Зеленский побоялся приехать на презентацию фильма «8 лучших свиданий», где он сыграл главную роль. Кремовая розочка только бы украсила его бандеровскую физиономию, а безе, которого в «Киевском» довольно много, оставило бы пару царапин на добрую память. Владимиру это только на пользу. Он стал бы чуть более мужественным.
Впрочем, из-за безе, «Киевский», как «Полет» и «Паутинку» стоит занести в разряд опасных и использовать только в крайних случаях. Для особо опасных негодяев, которых чизкейком не проймешь.
Чизкейк, кстати, идеальный вариант для функционеров, так сказать, Вашингтонского обкома. Они тяжелые, значит кидать можно издалека, мягкие – никакого членовредительства и хорошо принимают форму лица. В смысле, будут седеть на каком-нибудь Джоне Керри как влитые.
Однако глуп будет тот, кто швырнет в Реджепа Эрдогана липким куском пахлавы. Восточные сладости не для дипломатии. Это орудия возмездия – снаряды и пули в умелой руке. Еще хуже, чем безе. Проявить уважение и в то же время обратить внимание на ошибки во внешней политике можно, выбрав «Медовик». Текстура этого десерта шелковиста словно персидский ковер и крема достаточно, чтобы увлажнить им выдубленную южным солнцем кожу.
Проворовавшихся чиновников хорошо потчевать тортом «Полено», а силовиков «Сметанником».
Многие, наверняка, уже задались вопросом, что делать, если на трибуне стоит Ксения Собчак и оскорбляет твою веру в светлое, доброе и вечное похлеще любого мужика. В заблудших, сбившихся с пути дам ничего кидать не надо. Это нам прекрасно объяснили почти две тысячи лет назад. Их можно просто привести в чувства, немного побрызгав взбитыми сливками из баллончика. Эффект гарантирован. Главное, чтобы она не приняла данное действие за приглашение к эротической игре.
Хотя, метание тортов и есть игра. Игра во всех смыслах полезная. Она требует силы, ловкости, меткости и изобретательности. Но самое в ней главное, активная гражданская позиция. Торт – это лишь способ ее проявить.